пятница, 8 июня 2018 г.

Политический эко-экстремист Крылова отрабатывающая денежный заказ



ИЗ ДОКЛАДА ( доступен по ссылке - bit.ly/2sOVdpD ) СЕНАТОРА ОТ ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ, ЗАМЕСТИТЕЛЬ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ КОМИТЕТА СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ ПО АГРАРНО-ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ ПОЛИТИКЕ И ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЮ ИРИНЫ А. ГЕХТ, КОТОРАЯ ВЫСТУПИЛА С НИМ НА «ПЕТЕРБУРГСКОМ МЕЖДУНАРОДНОМ ЭКОНОМИЧЕСКОМ ФОРУМЕ - 2018».




«ЭКОЗАЩИТА И ЭКОНАПАДЕНИЕ: ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЭКОЛОГИ В РОССИИ И МИРЕ»:

«...особенности экологических протестов в российских регионах и технологии их организации начали пристально изучаться лишь сравнительно недавно. Между тем, экологический протест давно является удобным инструментом «мягкой силы» для самых разных стран, являющихся основными оппонентами России в геополитической и конкурентной борьбе. Активно используют экологические протесты для дестабилизации общественно-политической ситуации в российских регионах, а также в целях самопиара и многие представители отечественной несистемной оппозиции.

Международные экологические организации выделяют целый ряд видов экологической деятельности, которые власти считают «политической», протестуя против такого определения. Однако если вглядеться в эти определения, то в них именно политическая деятельность и просматривается:

- Проведение публичных кампаний против строительства новых атомных электростанций или хранилищ радиоактивных отходов, либо за консервацию действующих АЭС.

- Организация для федеральных и местных чиновников и активистов поездок за границу для ознакомления с технологиями хранения радиоактивных отходов.

- Проведение публичных кампаний против рудников, горнообогатительных производств или промышленных предприятий.

- Обращения в государственные органы с выражением обеспокоенности в связи с теми или иными правительственными инициативами.

Наиболее распространённые проблемы, которые выявляются технологами экологического протеста:

- Вырубка зелёных зон. Враг — либо деревообрабатывающая промышленность, либо власти, которые «распродают родной лес»

- Угроза «чистому воздуху» как общий принцип борьбы с промышленными предприятиями, в том числе борьбы с реконструкцией этих предприятий согласно новым экологическим нормам и новым технологиям защиты окружающей среды.

- Громкие процессы в этом направлении связаны со строительством предприятий практически во всех промышленных регионах России. Врагом в этой борьбе объявляются промышленники и олигархи», которые «загрязняют нашу экологию, чтобы выводить деньги в офшоры».

- Освоение земельных участков вблизи природоохранных или водоохранных зон. В данном случае врагами объявляются кто угодно.

Для анализа было отобрано шесть российских примеров, в которых политические экологи применяют политические и юридические технологии для противодействия реализации крупных инфраструктурных проектов.

В их число вошли:

1. Гринпис России, Балтийский фонд природы и «Экоэкспертиза» против строительства российского участка газопровода «Северный поток-2» по территории Кургальского заказника (Калининградская область).

2. Политические экологи под руководством депутата гордумы Асбеста Натальи Крыловой против строительства Национальной сурьмяной компанией (НСК) завода сурьмяных концентратов в Асбесте (Свердловская область).

3. Экодвижения «Стоп, никель!» и «В защиту Хопра» против освоения Уральской горно-металлургической компанией (УГМК) Еланского и Елкинского месторождений медно-никелевой руды (Воронежская область).

4. Движение «Стоп ГОК!» против строительства Томинского горно-обогатительного комбината (Челябинская область).

5. Экодвижение «Экологическая вахта по Северному Кавказу» против нефтеразведочных работ компании «Роснефть» на Южно- и Западночерноморском

участках Черного моря в районе Новороссийска и Геленджика (Краснодарский край).

6. Движения «Экозащита!» и «Команда-29» против открытия новых угольных разрезов и добычи угля открытым способом в Кузбассе (Кемеровская область).